Цветовая схема:
Размер текста:
430027, Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Гагарина, д. 108. Телефон: 33-30-40.  E-mail:muzuchkirukov@mail.ru
8 (8342) 33-30-40

«Русская классика в День славянской письменности и культуры»

24 Май 2020

Больше 20-ти лет в Саранском музыкальном училище имени Л.П. Кирюкова существует театральная студия-эксперимент «Нина». Её создатель и руководитель – преподаватель русского языка и литературы Нина Александровна Фенеши. В списке из 14-ти постановок, увидевших свет рампы за это время, важное место занимают спектакли по произведениям русских писателей и драматургов – А. С. Пушкина, А. П. Чехова, А. Н. Островского, А. М. Горького, Ф. М. Достоевского, И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого, С. А. Есенина. В день славянской письменности и культуры предлагаем вашему вниманию видеозапись спектакля «Гроза» по пьесе выдающегося русского драматурга А.Н. Островского (2010 г., из архивов СМУ им. Л.П. Кирюкова) и интервью с Н.А. Фенеши, взятое после спектакля.

«Мы ставили не “луч света в тёмном царстве”…»

В театральной жизни Саранска произошло знаменательное событие: 15 мая 2010 года давали «Грозу» А.Н. Островского. Зал был полон, среди зрителей можно было увидеть местных любителей театрального искусства, профессионалов и даже московского театрального критика. Но больше всего – студентов и преподавателей Саранского музыкального училища имени Л.П. Кирюкова. Эта часть публики следила за всем, что происходило на сцене, с особым интересом, ведь в ролях хорошо знакомых по школьной программе персонажей выступали их сокурсники и педагоги.

Сцена Большого зала училища превращается в театральные подмостки не впервые – с 2002 года здесь существует студия-эксперимент «Нина» (первое театрализованное представление состоялось в 1998 году – М.Г.). Неизменным режиссёром – постановщиком в ней выступает известный певец народный артист Республики Мордовия, лауреат Государственной премии РМ Сергей Плодухин. Сразу скажем, что очередной «эксперимент» оказался удачным. Пять действий пьесы прошли на едином дыхании. Перипетии сюжета хрестоматийной пьесы на сцене обрели полнокровную жизненную силу, чем и вызвали непосредственный отклик в душах зрителей. Мы решили побеседовать с руководителем театральной студии – преподавателем Саранского музыкального училища Ниной Фенеши.

– Нина Александровна, согласитесь, не всякий педагог становится во главе театральной студии. Скажите, пожалуйста, с чего всё началось?

– Всё началось с мечты. С детства люблю театр! Участвовала во всех школьных постановках. А когда начала работать в училище, очень захотелось поставить А. Чехова. Первой ласточкой на пути к организации студии была театрализованная (музыкально-поэтическая) композиция к 200-летию А.С. Пушкина, осуществлённая силами студентов нашего училища. Кстати, один из участников того концерта – Константин Пурилкин – теперь сотрудничает с оперной студией Галины Вишневской. Когда ко мне в класс пришла студентка Елена Гончаренко (сегодня она уже солистка филармонии и преподаватель вокала в нашем училище), я поняла: вот она, Нина Заречная! Мы поставили «Чайку». Я и сегодня считаю, что среди чеховских пьес эта – самая близкая нам по духу.

– Теперь понятно, почему ваша студия называется «Нина» – это не только ваше имя, но и имя любимой героини, своего рода символ вашей мечты. Вы знаете, а я почему - то подумала о том, что эти постановки возрождают традицию. Известно, что в Саранском музыкальном училище ещё в 70-е – 80-е годы, когда училище возглавляла ваша мама Л.П. Юшкова, было поставлено, кажется, 10 спектаклей.

– Да, тогда саранская публика побывала на студенческих постановках «Евгения Онегина», «Русалки», «Дубровского», «Корневильских колоколов», «Лючии ди Ламмермур», «Улицы дель Корно» и других. Но если говорить о традиции, то нельзя не упомянуть имя П.А. Органова (кстати, моего двоюродного деда), который до революции служил регентом в Петербурге и пел в Мариинском театре. Приехав в Саранск, в 1932 году он основал музыкальный техникум, стал его первым директором и именно он впервые поставил три оперы – «Евгения Онегина», «Русалку» и «Фауста». Он же в 1937 году пригласил на работу из Пензы певца и дирижёра Ф.П. Вазерского с женой М.З. Харитоновой (меццо-сопрано), что позволило организовать тогда в Мордовии оперный театр.

– Ваша студия продолжила эту традицию. Это наводит на мысль о какой-то генетической предрасположенности к театру, неодолимой тяге ко всему театральному.

– Возможно, эта предрасположенность есть. Потому что в детстве и юности на меня производили сильное впечатление театральные спектакли с участием известных актёров. Хотелось стать героиней, хоть ненадолго. Кстати, я только сейчас заметила, что героини всех наших поставленных в студии спектаклей связаны с театром.

– Нина Александровна, на счету вашей студии уже несколько удачных экспериментов: две театрализованные музыкально-поэтические постановки и 7 спектаклей. Среди них преобладает русская классическая драматургия – чеховская «Чайка» (2002), «На дне» А.М. Горького (2006), «Каменный гость» А.С. Пушкина(2008), «Без вины виноватые» (2003), а теперь вот «Гроза» А.Н. Островского, но есть и советская – «Варшавская мелодия» Л. Зорина, и зарубежная – «Орфей спускается в ад» Т. Уильямса (2004). Скажите, как Вы выбираете пьесы для своих постановок?

– Все спектакли – это мои воплощённые мечты, которые возникли под впечатлением известных театральных постановок и не покидали меня долгие годы…

– Есть ли разница в работе над русской и зарубежной драматургией?

– Разницы нет. Все пьесы, к которым мы обращались, о главном, о вечном. Они говорят на языке сердца и души о том, что волнует человека во все времена – о любви матери к ребёнку, о жажде любви, об отношениях мужчины и женщины…

– Давайте теперь поговорим о последнем спектакле – о «Грозе». Зачем ставить хрестоматийную пьесу? Разве только для того, чтобы студенты увидели на сцене то, что им известно по школьным учебникам?

– Я не понимаю, почему к «Грозе» так мало обращаются режиссёры, ведь она ультрасовременна. Мы ставили не пресловутый «луч света в тёмном царстве». Мы рассказали о человеке, который борется с грехом, о молодой женщине, превращающейся в блудницу на наших глазах. За борьбой в душе героини следишь, затаив дыхание, и оплакиваешь гибель этого «падшего ангела».

Большинство актёров, занятых в спектакле – студенты-вокалисты. Конечно, их учат актёрскому мастерству, сценической речи и сценическому движению, но этому отводится гораздо меньше времени, чем в театральных училищах. Но в спектакле не чувствовалось разницы между вокалистами, пианистами – все были прекрасными актёрами: и ситуации, и чувства были сыграны необыкновенно правдиво, можно сказать, профессионально. Чья заслуга в этом – студентов или режиссёра?

– Думаю, что общая. Мы преследовали единственную цель – доставить радость зрителям. Скептически настроенный критик мог бы сказать, что наши актёры очень юны, чтобы браться за такие роли. А мы ответили бы: на протяжении всего спектакля в зале звучал смех. А в финале люди едва сдерживали слёзы. А ведь именно этого требовал от театра Островский: крупного комизма и острого драматургического конфликта. Значит, наши усилия были не напрасны. Во время подготовки спектакля нелегко было всем актёрам – и взрослым, и молодым. Были бесконечные повторы, были даже слёзы…

– Мне кажется, что Сергей Александрович Плодухин – режиссёр по призванию. Видимо, он может быть твёрдым, знает, чего хочет добиться от актёров, и умеет это сделать, если совсем юные ребята (а их возраст от 17 до 20 с небольшим лет) создали незабываемые образы на сцене. Это и Тихон – мягкий, безвольный, но добрый – в исполнении Владимира Акифьва… И прогрессивный изобретатель Кулигин в исполнении Павла Дерябина – с раздражающими всех идеями обновления жизни… И Ваня Кудряш (Николай Батраков)…

– Я согласна – ребята раскрылись в этой работе. Например, главная героиня Катерина в исполнении Алины Крюковой трогательно искренна, утончённа, в ней есть то, что называется загадочным французским словом «шарм». К тому же она обладательница сопрано нежнейшего бархатного тембра. Совершенная ей противоположность – Анастасия Шепелева, студентка фортепианного отделения. Её Варвара – огонь и каскад ниагарских вод одновременно. Слово «блеск» одинаково подходит и к мазурке Шопена в её исполнении на фортепиано, и к танцу, который стал вершиной, жизнеутверждающим аккордом, звучащим в этом спектакле. Кстати, именно её работу, как настоящую удачу, отметил заслуженный деятель искусств России Г.В. Спектор. Кто знает, может быть, это – открытие будущей театральной актрисы…

– Нина Александровна, нетрудно заметить, что во всех спектаклях есть роль для Вас. И роли эти очень разные. Вряд ли это вызвано только необходимостью «контролировать» работу на сцене. Отзывы критиков говорят о том, что у Вас есть талант. Вспоминается высказывание профессора А.Д. Еремеева, что Н. Фенеши и С. Плодухин на театральной сцене «не столько играют, сколько «проживают» жизнь своих персонажей, мастерски перевоплощаясь в них». Примерно о том же говорит и известный в Мордовии музыковед и театровед, заслуженный деятель искусств РМ Н.М. Ситникова, причисляя вас к тем актёрам, кто очень щедро себя растрачивает. Это – признание профессионализма всего, что вы делаете на сцене. В «Грозе» Вы очень убедительно сыграли роль Кабанихи в дуэте с вашим супругом Сергеем Плодухиным, великолепно исполнившим роль Дикого. Трудно ли далось перевоплощение в женщину властную, жестокую, рядом с которой не каждый может сохранить себя?

– Это было нелегко. Работа над этой ролью потребовала колоссальных усилий. Отдельные моменты не получались долго, я репетировала постоянно – дома, на даче… Некоторым вещам училась впервые, и неоценимую помощь в этом оказал Сергей Плодухин – его профессиональный актёрский опыт работы в Мордовском государственном музыкальном театре имени И.М. Яушева, где он на протяжении 20 лет является ведущим солистом.

– Кстати, многие зрители обратили внимание на интересную режиссёрскую находку С. Плодухина – неожиданную интерпретацию отношений Марфы Игнатьевны Кабановой и Савёла Прокофьевича Дикого.

– Да, действительно, мы играли, говоря современным языком, флирт. Это расставило новые акценты в характерах героев, рельефнее подчеркнуло эгоизм, ханжество и лицемерие Кабанихи.

– Во всех ваших спектаклях звучит много музыки. Это и понятно: актёры и режиссёр – музыканты. Вы ведь и сами окончили вокальное отделение этого училища. «Гроза» особенно насыщена музыкой – разной, но очень органично вписавшейся в ход драмы. К месту были здесь и мазурка Шопена, исполненная «вживую», и русские песни, романсы, соло и ансамбли. Живая музыка исполняется студентами на сцене и звучит как фон. Единственное произведение, выбор которого вызвал (по крайней мере, у меня) недоумение, как минимум, – это песня «Течёт река Волга». Расскажите, пожалуйста, об этой стороне работы.

– Да, в наших спектаклях музыке принадлежит важное место. В «Грозе» с нами плодотворно сотрудничала заслуженный работник культуры Республики Мордовия С.С. Молина, музыкальный руководитель постановки. Мы насыщаем музыкой спектакль настолько, насколько позволяет авторский замысел. В «Орфее», например, С. Плодухин поёт две баллады собственного сочинения на стихи Т. Уильямса и А. Рембо. Они идут у него в концертном исполнении. В «Грозе» звучат и ансамбль народных инструментов, и инструментальное трио, и дуэт гитаристов, и вокальные соло, дуэт, ансамбль.

Сейчас у молодёжи больше популярен «Нотр Дам», нежели «Гусарская баллада». А в нашей интерпретации «Грозы» мы достигаем главного: зритель вновь «полюбляет» своё, русское, и не только слово, но и мелодии. Ведь основа пьесы насквозь песенная. А песню «Течёт река Волга» мы взяли намеренно: она должна была символизировать Россию не только образом великой русской реки, но и ассоциациями с голосом Людмилы Зыкиной. Эта песня – дань памяти великой русской певице.

– Хотелось бы отметить очень удачное воссоздание стиля – как в костюмах, декорациях, так и в реквизите. Как это удалось в безбюджетном, можно сказать, спектакле?

– Благодаря энтузиазму. Здесь постарались все – чем-то помог театр, наш СТД, друзья, а что-то было найдено в домах участников спектакля: нашли и самовар, и даже угольный утюг, и шали, и платья, костюмы…

– Нина Александровна, в завершение нашей беседы я хочу Вас поблагодарить за то, что Вы делаете. Когда-то театральные кружки и студии были обычным делом. Совсем не то сегодня. Легче найти клуб рэперов, или студию брейк-данса, молодёжь куда охотнее сидит за компьютером или «тусуется» в ночных клубах… А тут – театр…Воплощая свою мечту, вы даёте молодым возможность приобщиться к высокому и прекрасному. Это особенно важно сегодня, когда молодёжь мало читает и, в результате, теряет способность к сочувствию и сопереживанию, Тот духовный опыт, который они приобретают, участвуя в спектаклях, бесценен для них. Я желаю Вам и вашей студии новых интересных работ и новых успехов и, главное, всесторонней поддержки в вашем благородном деле.

Беседовала музыковед Марина Голубчикова,

преподаватель

Саранского музыкального училища

имени Л.П. Кирюкова

(опубликовано в журнале СТД «Страстной бульвар, 10». – М., 2010. – №2-132. – С.27-30.)



Спектакль «Гроза» по пьесе выдающегося русского драматурга А.Н. Островского (2010 г., из архивов СМУ им. Л.П. Кирюкова) ЧАСТЬ 1

ВИДЕ картинка на сайт.jpg

Спектакль «Гроза» по пьесе выдающегося русского драматурга А.Н. Островского (2010 г., из архивов СМУ им. Л.П. Кирюкова)ЧАСТЬ 2

ВИДЕ картинка на сайт.jpg


Спектакль «Гроза» по пьесе выдающегося русского драматурга А.Н. Островского (2010 г., из архивов СМУ им. Л.П. Кирюкова)ЧАСТЬ 3

ВИДЕ картинка на сайт.jpg


Спектакль «Гроза» по пьесе выдающегося русского драматурга А.Н. Островского (2010 г., из архивов СМУ им. Л.П. Кирюкова)ЧАСТЬ 4

ВИДЕ картинка на сайт.jpg


Спектакль «Гроза» по пьесе выдающегося русского драматурга А.Н. Островского (2010 г., из архивов СМУ им. Л.П. Кирюкова)ЧАСТЬ 5

ВИДЕ картинка на сайт.jpg





Версия для слабовидящих
Форма вопроса
Ваша Фамилия, Имя и отчество*
Тема вопроса*
Адрес электронной почты*